Игорь Соловьев: Сегодня наша парадигма — широта охвата

Об итогах реализации ФЦП «Развитие судебной системы России на 2002 – 2006 годы» в арбитражных судах России, первом в стране опыте размещения в открытом доступе судебных решений и дальнейших планах по информатизации и повышению открытости арбитражной системы в интервью CNews рассказал Начальник Управления информатизации и связи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Игорь Соловьев.

CNews: В 2006 году завершилась реализация Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2002 – 2006 годы». В рамках данной программы были предусмотрены финансовые затраты на информационное обеспечение арбитражных судов РФ в размере 278,3 млн рублей. Какова структура расходов по проекту за этот период времени? Приходилось ли существенно менять структуру расходов по ходу работ, и с чем это было связано?

Игорь Соловьев: Почти 90 % расходов приходилось на поставку компьютеров, остальные 10 % — на разработку программного обеспечения — за это время был создан программный комплекс «Судебно-арбитражное делопроизводство».

Финансирование было направлено в основном на закупку техники и частично на создание локальных вычислительных сетей. на программный комплекс «Судебно-арбитражное делопроизводство» было потрачено около 30 млн рублей. Это была именно разработка комплекса, а не приобретение какого-то готового продукта. Базовой составляющей бюджета информатизации арбитражных судов являются деньги федеральной целевой программы.

В оснащении арбитражных судов компьютерной техникой удалось достигнуть больших результатов. в одних регионах обеспеченность достигает 90 %, в других 70 %, в среднем 70 – 80 %. Отличия в показателях, возможно, связаны с тем, что в этот период суды, не дожидаясь централизованных поставок, за счет внутренних резервов закупали компьютерную технику, проявляли высокую активность. Ведь выделяемых центром средств было явно недостаточно.

Для сравнения — в текущем году (2007) только на закупку вычислительной техники: рабочих станций, принтеров, сканеров и т. д. мы запланировали потратить 120 млн рублей, еще около 85 млн руб необходимо для закупки серверов. Достаточно наглядная картина: в рамках ФЦП на 2002 – 2006 гг. было выделено 278,3 млн руб, а расходы только 2007 г. составляют 205 млн рублей. Причем это лишь расходы на закупку вычислительной техники. в настоящее время арбитражные суды оснащены техникой не старше 5 лет — у нас нет «древностей».

CNews: Сколько судов полностью укомплектовано необходимым оборудованием? Готова ли сетевая инфраструктура к внедрению единой информационной системы?

Игорь Соловьев: в минувшем году около 30 % нашего бюджета было затрачено только на оснащение апелляционных судов, потому что все приходилось создавать практически с нуля.

Все суды к настоящему моменту укомплектованы оборудованием, в них имеется сетевая инфраструктура, локальные вычислительные сети. Недавно мы провели обследование судов на предмет подключения к сети Интернет и получили довольно интересные результаты, приятно неожиданные, за редким исключением. Скорость подключения — от 2 до 5 мегабит по России. Это очень неплохо. Все суды имеют выделенное подключение к Интернету, dial up не используется. Применяются разные технологии — и ADSL, и оптика, и радиоканалы. Выделяется достаточное финансирование, чтобы подготовить сетевую инфраструктуру к внедрению единой информационной системы.

CNews: Для арбитражной системы РФ разрабатывается «Программный комплекс судебно-арбитражного делопроизводства». Какие из его подсистем уже готовы к эксплуатации, а какие находятся в стадии разработки? Когда планируется завершить разработку комплекса?

Игорь Соловьев: Для системы арбитражных судов мы применили принцип дуальности — представили для использования два программных продукта. Разработчиком одного из них является КРОК, а другого — «Кодекс». В 2006 г., в соответствии с двухлетним проектом 2006 – 2007 годов, мы предложили всем судам определиться с выбором системы, которая будет внедряться. В результате суды поделились на две примерно равные группы. Отмечу, что произошло это совершенно естественным образом, никаких указаний «сверху» не было. К настоящему времени уже 70 % судов перешли на новые продукты.

Для нас самое главное — толерантное отношение к обоим продуктам. Мы не давали никаких рекомендаций. Несмотря на то, что Высший арбитражный суд еще не сделал окончательного выбора, все суды смогли определиться самостоятельно. Теперь наша задача — внедрить эти программные комплексы. По плану, этот процесс будет завершен до конца 2007 года.

Если сравнивать «Программный комплекс судебно-арбитражного делопроизводства» с ГАС «Правосудие», то следует отметить, что ГАС включает в себя множество подсистем — и бухгалтерию, и кадры, и пр. Мы идем по другому пути. Наш комплекс автоматизирует только судебный процесс: распределение дел, подготовку судебных решений и внутренний банк документов. Он постоянно дорабатывается: построили первый «этаж», затем — второй, добавили какие-то надстройки — интеграция с Почтой России, штрих-кодирование и т. д. У нас не существует такого понятия, как завершение разработки, по сути, комплекс — это готовый продукт, который, однако, все время совершенствуется.

Сам процесс внедрения программного обеспечения занимает примерно месяц. Естественно, здесь необходимо учитывать технологический фактор, потребности в обучении и многое другое. Существуют задачи, которые мы просто не могли предусмотреть. Например, Почта России организовала сервис, позволяющий получать уведомления о доставке письма через сайт. Понятно, что для судебной системы этого недостаточно, необходимо бумажное подтверждение, «квиточек», без которого судебное заседание не может состояться. Но электронное уведомление позволит судье планировать срок заседания, поэтому мы поставили перед собой задачу интеграции с программным обеспечением Почты России.

CNews: В рамках реализации проекта «Правовая реформа» (займ МБРР 4035-RU) проводились работы по установке звукозаписывающего оборудования и специального программного обеспечения для арбитражных судов. Сколько судов оснащено таким оборудованием на настоящий момент? Используется ли оно в полной мере для формирования архивов судебных заседаний и автоматического ведения протоколов судебных заседаний? Насколько доступны данные протоколы?

Игорь Соловьев: Примерно 80 судов имеют такое оборудование, но используется оно не во всех залах. Полномасштабная реализация этого проекта сегодня невозможна по двум причинам. Главная проблема заключается в том, что в соответствии с арбитражным процессуальным кодексом с введением аудиозаписи задача подготовки бумажного протокола не исчезает. То есть вы можете вести аудиопротокол, но при этом никто не отменял его бумажный вариант. Следует отметить, что аудиопротокол, в том числе, защищает судью в случае возникновения спорных ситуаций, позволяет расставить все точки над i.

Еще одна проблема, которая, к сожалению, не может быть решена в рамках ИТ, — отсутствие залов заседаний в судах первой инстанции. Как известно, российским судам обычно отводятся не очень большие помещения. И чаще всего судьи первой инстанции слушают дела в своих кабинетах. В процессе реализации проекта внедрение оборудования производилось только в залах заседаний — установка нормальной звукозаписывающей системы предполагает определенную свободу действий. Оборудовать все кабинеты судей — это огромная проблема. Залы заседаний используются в основном для слушания дел по банкротству, на которых присутствует много людей. В такой ситуации звукозаписывающая аппаратура используется только в случае рассмотрения сложных или скандальных дел.

Таким образом, если первую проблему можно решить на законодательном уровне, то решение второй сдерживается отсутствием площадей. Это препятствие может быть преодолено только за счет использования мобильных комплексов. Возможно, мы пойдем по пути их создания, у нас запланировано на 2008 год расширение системы, оснащение всех залов заседаний. Надеюсь, нам удастся выйти из этой непростой ситуации. Однако для этого, прежде всего, нужно проработать вопрос законодательной инициативы.

CNews: Руководство Высшего арбитражного суда РФ большое внимание уделяет обеспечению прозрачности и открытости судопроизводства, оно одно из первых заявило о необходимости публикации судебных решений на сайтах арбитражных судов. Какие работы в этом направлении выполнены в рамках Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2002 – 2006 годы»? Какие запланированы на последующие годы?

Игорь Соловьев: Банк решений арбитражных судов уже доступен на сайте Высшего арбитражного суда. к этому проекту в прошлом году присоединились 34 суда. с них и начнется работа системы. в России аналогов ей пока нет, подобная система существует в США. в 2007 году мы планируем завершить внедрение системы, развернуть ее до 100 % и главное — переделать программное обеспечение, которое используется в настоящее время.

В систему попали крупные суды, имеющие уже до 80 тыс. решений в электронном виде, которые они собираются разместить в банке данных. Концептуально система готова к работе. Проблемы связаны в основном с человеческим фактором. Дело в том, что проектом предусматривается сканирование судебных решений. А это трудозатраты, которые ложатся дополнительной нагрузкой на работников судов.

Мы планируем полностью автоматизировать процесс размещения судебных решений в банке данных. В системе есть вся информация о деле — истец, ответчик и многое другое. Когда происходят определенные финальные события, система публикации забирает документ и превращает его в другой вид — pdf. Однако такие документы не будут иметь подписи. Возможно, придется определить какую-то процедуру, например, поставить значок «pdf копия верна» или ввести какой-то определенный признак, скажем, набор цифр, по которому можно проверить, не изменился ли документ. Все будет происходить автоматически, «ручное» вмешательство исключено.

Как только документ сформировался в системе судопроизводства, он будет опубликован. Для исключения возможных ошибок мы хотим сделать небольшую задержку перед отправкой документа на публикацию. Ведь уже после подписания и отправки документа в нем могут быть обнаружены неточности, опечатки и т. п., которые необходимо исправить. Поэтому необходим небольшой промежуток времени — 3 – 5 дней, в течение которого документ в случае форс-мажорных обстоятельств можно заменить.

В настоящее время все суды имеют собственные сайты. Наша основная задача на текущий год — вплотную заняться наполнением этих сайтов: размещением информации о движении дел, судебных актов и пр. Ряд судов самостоятельно решает эти задачи. Таким образом, идет активное внедрение системы судопроизводства, которая и является хранилищем всей информации. Дальше уже другие системы могут забирать из нее данные в удобном для пользователя виде.

CNews: Одновременно с информатизацией арбитражных судов происходит внедрение ГАС «Правосудие». Рассматривалась ли возможность адаптации ГАС «Правосудие» к потребностям арбитражной системы? Учитывалась ли при разработке «Программного комплекса судебно-арбитражного делопроизводства» вероятность дальнейшей интеграции этой системы в единое информационное пространство судебной системы России? Как вы оцениваете возможность создания такого единого информационного пространства?

Игорь Соловьев: Вопрос сложный, он касается внутреннего соревнования двух ветвей судебной власти — Верховного суда и Высшего арбитражного суда. Конечно, уровень этих судебных систем отличается на порядки, достаточно сказать, что в арбитражную систему входит примерно 100 судов, а количество судов общей юрисдикции приближается к 3 тыс. При создании проекта ГАС «Правосудие» проблемы арбитражной системы не учитывались. Нам выделялись в то время не очень большие средства, а ГАС «Правосудие» финансировалась отдельно. На определенном этапе мы поняли, что жить так больше нельзя — у нас применяется устаревший программный комплекс, существует масса других нерешенных вопросов.

Рассматривалась ли в свое время возможность адаптации ГАС «Правосудие» к потребностям арбитражной системы? Думаю, что нет. Видимо, вход в ГАС был на тот момент слишком сложен. К тому же, ее разработчики пошли по пути интеграции множества подсистем. Мы выбрали другой вариант. Нам требуется узкий фокус системы судопроизводства — осуществить автоматизацию именно этого процесса, не задумываясь о бухгалтерии, финансово-экономической деятельности, кадровых системах и т. д. Для этого необходима четкая постановка задачи. Наши вопросы могли просто утонуть в море глобальных проблем «большого коллеги».

Я думаю, в перспективе интеграция возможна. Но в настоящее время нас больше интересует интеграция, например, с судебными приставами, деятельность которых подведомственна Министерству юстиции. Это совершенно логичная и понятная интеграция, поскольку судебный пристав исполняет судебные решения, а судье необходимо знать, как его решение было исполнено, потому что проблемы неисполнения судебных решений актуальны и для граждан, и для организаций. Федеральная служба судебных приставов получила определенный бюджет на ИТ-оснащение. Техническим специалистам вопрос интеграции решить иногда легче, чем политикам. Тем не менее, для этого требуются длительные сроки.

CNews: Минэкономразвития предложило направить на развитие судебной системы России в 2007 – 2011 годах около 48 миллиардов 465 миллионов рублей. Такая сумма указана в проекте концепции Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы РФ на 2007 – 2011 годы», внесенной в правительство и опубликованной на сайте МЭРТ. Существенная часть этих денег пойдет на поддержку и развитие ИТ-инфраструктуры судебной системы. Арбитражная система первой в нашей стране заявила о разработке концепции «электронного правосудия». Какие работы предусмотрены в этой связи в 2007 – 2011 году?

Игорь Соловьев: на 2007 год запланировано внедрение крупной системы под рабочим названием «Единое штатное расписание». Эта система предусматривает централизованное хранение всей информации о кадровых ресурсах — создается единая база данных сотрудников арбитражных судов.

Почему начали именно с кадровиков? Они оказались наименее обеспеченными в сфере ИТ. Если бухгалтеры уже давно работают с финансовыми системами — «1С», «Парус» и т. д., то кадровики всегда были на вторых ролях. Однако в ХХI веке кадровые службы не могут работать по старинке. Уже есть системы, помогающие автоматизировать процесс планирования отпусков, сформировать множество аналитических справок, сводок. Без информационной системы жить становится все труднее.

Существующие в настоящее время системы кадрового учета не отражают всю специфику деятельности сотрудников судов. Поэтому при обсуждении проблемы автоматизации мы рассматривали два варианта: отдать решение этой задачи на откуп самим судам или подойти к вопросу централизованно. При реализации первого варианта мы получим разрозненную систему. В результате, для получения Высшим арбитражным судом информации о том, сколько сейчас незаполненных ставок определенных специалистов, придется посылать запрос в 100 судов, а затем обобщать полученные результаты. На это уйдет несколько месяцев.

Поэтому мы решили реализовать действительно серьезный проект, который будет решать несколько задач. В первую очередь, естественно, это задача консолидации всех кадровых ресурсов. Тогда Высший арбитражный суд сможет построить запрос как по системе в целом, так и по отдельному суду. А каждый суд получит аналогичный аналитический ресурс и сможет строить любые отчеты по своей внутренней деятельности.

Проектом предусматривается шифрование, что соответствует законодательству РФ об охране персональных данных. Проект достаточно серьезный, охватывает все суды и будет выполнен до конца 2007 года. Это будет наш первый опыт создания централизованной системы, на основании которого мы собираемся построить и финансовый блок.

Один из крупных проектов текущего года — система IP-телефонии, которая опять же строится специфическим образом. Централизованно ставится несколько телефонных станций здесь, в Москве. И в каждый арбитражный суд устанавливается по 10 – 15 абонентских терминалов, создается единый справочник, голосовые ящики, происходит интеграция электронной почты.

Сегодня наша парадигма — широта охвата. Конечно, мы понимаем, что открытые каналы и отсутствие своей связи могут повлечь за собой определенные проблемы. В дальнейшем мы планируем создать нормальные каналы, но когда они появятся, у нас уже будет готова IP-телефония.

CNews: Планируется ли в ближайшее время внедрение систем видеоконференцсвязи в арбитражных судах?

Игорь Соловьев: на 2007 год запланирован пилотный проект по использованию видеоконференцсвязи в судебном процессе. Суды общей юрисдикции уже имеют большой опыт в этой области. Верховный суд заседает в Москве и  рассматривает дело заключенного, находящегося, скажем, в Норильске. Экономическая целесообразность систем видеоконференцсвязи просчитана до копейки.

В арбитражных судах ситуация иная, стороны-участники процесса более-менее мобильны, они могут ездить по стране. Но для некоторых регионов — Западной Сибири, Дальнего Востока — проблема перемещения весьма актуальна. К примеру, суд первой инстанции находится в Ханты-Мансийске, апелляционный — в Омске, а кассационный — в Тюмени. Между Ханты-Мансийском и Омском прямого сообщения нет, надо лететь в Тюмень, а оттуда на поезде или самолете добираться в Омск. Все это отнимает много времени — на дорогу необходимо потратить семь дней туда, и семь — обратно. Именно в этих регионах мы и хотим попробовать внедрить видеоконференцсвязь.

В этом случае при рассмотрении дела в апелляционной инстанции участники процесса смогут прийти в здание суда первой инстанции, где выполняется режим аутентификации, подтверждающий их полномочия. Затем стороны заходят в специально оборудованный отдельный кабинет, где нет представителей суда первой инстанции. Весь процесс контролирует технический специалист. Соответственно оборудуется и зал заседаний в апелляции. В отдельных случаях может происходить смешанный процесс, когда, например, истец находится в первой инстанции, а ответчик — в апелляции.

В процессе разработки системы видеоконференцсвязи возникает ряд регламентных вопросов, которые нас волнуют в первую очередь. Например, один из участников процесса, находящийся в здании суда первой инстанции, готов предоставить новые документы по делу. Конечно, в апелляции и кассации все меньше и меньше документов, которые могут кардинально изменить ход дела, но случается и такое. В этом случае придется, видимо, сканировать документы, и отправлять судье, чтобы он мог ознакомиться с ними. Одним словом, эти вопросы будут прорабатываться.

Мы также планируем в 2007 году создать видеоконференцсвязь для Научно-консультационных советов в кассационных судах. Кассационные суды являются практико-организующими, они постоянно общаются между собой. к ним часто приезжают для обсуждения насущных вопросов представители Высшего арбитражного суда. Было бы интересно объединить Высший арбитражный суд с кассационными судами с помощью видеоконференцсвязи. В данном случае опять возникает проблема проработки регламента. Реализация этого проекта позволит любому желающему принять участие в заседании или получить его запись.

Кроме сказанного выше, существует проект создания телефонных станций, поставки оборудования для телефонизации арбитражных судов.

В ближайшие годы планируется внедрить системы дистанционного обучения. Проектом предусматривается создание центрального узла, выбор аппаратной и программной платформы, а также создание онлайн курсов именно для системы судопроизводства. Периодическая смена коллектива и прием на работу новых людей — это обычное дело. Тот персонал, который участвовал во внедрении системы, уже прошел соответствующее обучение. Но люди увольняются, и передача знаний иногда затруднена.

Для того чтобы освоить новую программу человеку требуется, как правило, от недели до двух. Это несложно, но обучение все равно необходимо. Программа обучения будет выстроена нашими партнерами при активном участии представителей судов, по окончании учебы сотруднику будет вручаться сертификат на работу с системой. Кроме того, мы планируем провести тестирование всех сотрудников арбитражной системы — а это 10 тыс. человек — на знание компьютерных технологий.

Дистанционное обучение обходится намного дешевле, его стоимость составляет не более 10 млн рублей. И оно будет иметь продолжение. Мы планируем ежегодно создавать новые онлайн курсы юридической направленности. Человек может готовиться самостоятельно, проходить тестирование, а потом приехать, например, в Москву и получить разрешение на квалификационные экзамены. Существует идея разработать внутриведомственный онлайн тест для проверки профпригодности служащих, например, в рамках проведения ежегодной переаттестации или при приеме на работу.

CNews: Как идет процесс разработки концепции информационной безопасности арбитражных судов РФ, запланированный на 2006 год?

Игорь Соловьев: Работа продвигается, но медленно. На мой взгляд, существует очень мало компаний, обладающих компетенцией в вопросах информационной безопасности. У нас много режимных секретных объектов, следовательно, требуются спецпроверки и специсследования. Работать в таких условиях достаточно сложно. Несмотря на то, что деньги на данные работы выделены, очередь из желающих освоить их не выстраивается.

Тем не менее, ежегодные инвестиции будут продолжены, и, надеюсь, в этом году мы завершим разработку концепции информационной безопасности. Открытость открытостью, а безопасность — безопасностью. Например, банк судебных решений открыт, мы не закрываем его ни логинами, ни паролями, но наша задача — обеспечить защиту этих документов от изменений.

CNews: в 2006 году планировалось реализовать проект создания единой электронной почты для всех 10 кассационных инстанций. Каких результатов удалось добиться в этом направлении?

Игорь Соловьев: к сожалению, по целому ряду объективных причин нам не удалось далеко продвинуться в этом направлении. Я думаю, что будет принято решение о создании электронных почтовых ящиков для всех судов на сервере Высшего арбитражного суда. Таким образом мы решим проблему доставки писем. Электронная почта необходима для ускорения, интенсификации работы. Общение путем пересылки бумажных документов в масштабах нашей страны — это весьма длительный процесс, который занимает как минимум месяц.

В настоящее время все суды имеют электронные адреса, но они заводят их самостоятельно, что не позволяет систематизировать эту информацию. Кроме того, не всегда посылается уведомление о прочтении, в результате чего мы не имеем подтверждения того, что адресат получил письмо. Единая электронная почта не только позволит зафиксировать электронные адреса каждого суда, но и отслеживать получение ими информации. По результатам рассылки мы сможем четко определить, какие суды не получили письмо, а затем позвонить и сообщить о направлении в их адрес важной информации. Это реально сокращает объем работы. Обзвонить 100 судов с разницей по времени — тяжкий труд. А совершить несколько звонков вполне по силам.

CNews: Как вы оцениваете ситуацию с использованием электронного документооборота во всей системе арбитражных судов России и внедрением единых стандартов электронного обмена информацией?

Игорь Соловьев: к настоящему времени электронный документооборот внедрен в 34 судах. Одновременно там внедряется система судебного делопроизводства. Работы проводит либо «Кодекс», либо КРОК — все зависит от той системы, которую выбрал суд. Автоматизируется внутренний документооборот, но в судах он не очень большой, в основном нужно навести порядок, организовать контроль исполнительской дисциплины, регистрацию входящих, исходящих документов и т. д. Мы создали стартовый пакет, состоящий из 5 – 6 лицензий, для того, чтобы суды могли оценить удобство электронного обмена документами. на сегодня кто-то приобрел 30 лицензий, а кто-то — около 200. Таким образом, мы можем оценить реальные потребности и желания судов.

В дальнейшем мы планируем интегрировать систему внутреннего электронного документооборота с нашей системой судебно-арбитражного делопроизводства. Это даст возможность отправлять документ не электронной почтой, а через систему электронного документооборота и указывать, например, «Для арбитражных судов РФ». Документу будут автоматически присваиваться определенные реквизиты, и с мест поступят сообщения о том, что он принят в работу. Таким образом, выстраивается система внешнего электронного документооборота. Как следствие, ускоряется процесс управления, налаживается контроль исполнительской дисциплины.

Не забываем мы и о судебном электронном документообороте. в текущем году были выбраны два (соответственно, для систем производства КРОК и «Кодекс») пилотных региона. Первый из них Санкт-Петербург — там три суда — ФАС Северо-Западного округа, апелляция, первая инстанция. Второй — Екатеринбург, где расположены ФАС Уральского округа, первая инстанция — арбитражный суд Свердловской области, и 17-й апелляционный суд, который находится в Перми.

Мы финансируем и курируем эти регионы, а они самостоятельно проводят развитие своей системы судопроизводства. Сейчас наша главная задача — построение единого информационного пространства. Неважно, какую систему использует тот или иной суд — при передаче дела в другую инстанцию в электронном виде должны передаваться и регистрационные данные, и электронные документы. «Пакет» электронной информации автоматически передается от одной инстанции к другой, интегрируется в систему, соответственно, сокращается время регистрации. к сожалению, освободить суды первой инстанции от процесса регистрации не удастся — усовершенствование касается в основном апелляций, кассаций и надзора.

Пилотные проекты предусматривают создание механизма обмена документами в электронном виде. В этом процессе есть определенные сложности. Случается, что дело находится в первой инстанции, а в апелляцию поступают жалобы о пересмотре отдельных решений судьи. Первая инстанция вынуждена приостанавливать работу над делом и отправлять его в апелляцию. Пересылка, особенно из города в город, многотомного дела отнимает массу времени, что неизбежно затягивает сроки. Поэтому, например, суд Свердловской области обратился с таким предложением: специальный сотрудник суда, отвечающий за «правильность» документа, сканирует необходимую для апелляции часть дела и пересылает ее по электронной почте. на месте отсканированный документ распечатывают, и судья на основании этих материалов выносит решение.

CNews: Полномасштабное внедрение систем ведения аудиопротоколов судебных заседаний, видеоконференцсвязи, формирование электронных архивов документов потребуют создания систем хранения данных огромной емкости. Какие объемы информации интегрированы в «Программный комплекс судебно-арбитражного делопроизводства» в настоящее время? Учитывая необходимость оперативного поиска среди файлов разного формата — фотографий, записей, в том числе протоколов судебных заседаний, данных экспертизы, видео файлов, хранить их, по-видимому, лучше под управлением одного ИТ-решения. Как этот вопрос решен в рамках внедряемого комплекса? и как вы оцениваете предполагаемое ежегодное увеличение объемов хранимой информации в системе?

Игорь Соловьев: Речь идет о формировании электронных дел. Мы не хотим, чтобы этот процесс осуществлялся в рамках программного комплекса судебного арбитражного делопроизводства. Это будет уже другой продукт.

Что такое электронное дело? Любой документ, который приходит в суд, тут же сканируется и добавляется в электронное дело. Это нельзя назвать электронным архивом, потому что когда говорят «электронный архив», это означает, что дело уже принято в архив и его расшивают, сканируют и хранят. в данном случае одновременно идет процесс создания самого дела и его электронной копии. Судья может читать его дома, на даче — где угодно. Он также может делегировать право смотреть материалы боковым судьям, своему помощнику — ведь идет коллективная работа над делом в нескольких инстанциях. Одновременно с делом могут ознакомиться стороны-участники процесса и адвокаты. в настоящее время при ознакомлении участников процесса с делом присутствуют представители службы безопасности — к сожалению, бывает всякое, в том числе и подмена документов.

Мы собираемся создать федеративную систему хранения электронных дел. Таким образом, любой судья сможет посмотреть любое дело, отыскав его по атрибутам, документам или компаниям. в этой связи необходимо законодательно решить вопрос, кто имеет право читать дело. в частности, если вынесено определение о коммерческой тайне, то судья закрывает ряд документов. Разрешается ли в данном случае другому судье просматривать их? Существует целый ряд проблем, которые раньше никем не поднимались. Например, электронный документооборот позволяет всем пользователям системы иметь доступ к делам. Следовательно, необходимо применять журналирование, четко определить права доступа пользователей и т.п.

Кроме того, система обеспечивает возможность ознакомления сторон с документами. Их можно посмотреть на сайте в виде «картинки», но распечатать нельзя — текст получается размазанным. Этот опыт мы позаимствовали у Государственной библиотеки.

В связи с реализацией возможности ознакомления сторон возникает еще одна проблема — как узнать, что в систему вошел действительно тот адвокат, который имеет право прочитать данное дело? Идентификация пользователя происходит на основании логина и пароля, которые адвокат получает непосредственно в суде. Но тогда возникает очередной вопрос — а если он потерял эти данные? Как в этом случае предотвратить доступ постороннего лица к материалам дела?

Система формирования электронных дел оказывается сложной. Мы разбили процесс ее создания на два этапа, реализация запланирована в течение 3 лет. в 2007 году на средства займа Всемирного банка мы хотим провести исследования, понять, что и как сканировать, продумать вопросы безопасности и на основании этих данных подготовить техническое задание на конкурс. Работа предстоит серьезная.

Электронные дела, включающие в себя и аудиопротоколы, и фотографии, и видеофайлы, и рисунки, и документы в формате PDF, будут храниться в кассационных судах. в Высшем арбитражном суде мы создадим каталог, обеспечивающий работу поисковиков.

Выполнение этого проекта позволит говорить об электронном правосудии, в частности, о том, что любое дело можно посмотреть в электронном виде. Возможно, удастся завершить проект в 2008 году, но более реальные сроки 2008 – 2011 годы.

Источник: CNews